Елена Игоревна жила полной жизнью. К 30 годам возглавила подразделение одного из крупнейших банков России в Санкт-Петербурге, была известным специалистом в финансовом секторе. Муж, дочь, друзья. Несколько раз в неделю летала в командировки, консультировала многочисленные отделения своего банка, принимала участие в симпозиумах и конференциях. В храм ходила иногда, как все – по большим праздникам. А больших праздников знала два: Рождество и Пасху. Вот два раза в год и ходила.

Так была насыщена событиями жизнь Елены Игоревны, что за здоровьем она не успевала следить. Да и не хотела. Бродить по врачам – развлечение для пенсионерок, а она молода и прекрасна, ничего у неё не болит. Хотя сотрудникам такого крупного и богатого банка оформляли медицинскую страховку в не менее крупной и богатой поликлинике, но у Елены Игоревны даже карточки там не имелось – недосуг завести.

За здоровьем она не успевала следить. Да и не хотела. Она молода и прекрасна, ничего у неё не болит

28 декабря она вместе с коллегой собиралась на совещание в филиал. Коллега попросил выехать пораньше: он записан на УЗИ, по дороге успеют заскочить. Елена Игоревна, несмотря на статус, высокомерием не страдала и легко согласилась подождать в поликлинике. «Заодно, – подумала, – и карточку заведу». Так и сделала – оформила в регистратуре карточку и пошла к кабинету УЗИ ждать своего коллегу. Сидела в холле одна-одинешенька. Вскоре из кабинета вышел доктор и назвал фамилию человека, который шёл следующим по очереди.

– Нет, – сказала Елена Игоревна, – это не я. Я просто жду товарища.

Доктор внимательно посмотрел на неё.

– А вы тоже к нам прикреплены? Знаете, у нас запись на недели вперёд; это большая редкость, что пациент не пришёл, и освободилось окно. Давайте я вас посмотрю, раз уж вы здесь.

Коллега замахал руками: «Иди, иди! Такой случай!»

Елена Игоревна вошла в кабинет, несколько удивлённая.

– А что смотреть-то будете? У меня не болит ничего.

– Ну… Что женщинам обычно смотрят? Давайте проверю щитовидку и молочные железы.

Пациентка легла на кушетку. Доктор смазал кожу прохладным гелем, начал осмотр. Уже через несколько секунд он нахмурился и развернул монитор:

– Смотрите.

На экране монитора виднелся огромный узел с зазубренными краями. Узел – это опухоль. Зазубренные края – признак того, что опухоль злокачественная.

– Срочно на биопсию. У вас онкология, – не стал церемониться доктор. – Чем быстрее вас прооперируют, тем лучше. Щитовидка долго держит онкологию в себе, но если пойдут метастазы, под удар попадут все лимфоузлы – и это конец.

«Срочно на биопсию. У вас онкология», – не стал церемониться доктор

Елена Игоревна встала, вытерла с шеи гель, поблагодарила доктора и поехала на совещание. Новый год она праздновала с размахом, думая, что другого Нового года в её жизни уже не будет. Оторвалась – в последний раз же... Через 10 дней была готова биопсия – диагноз подтвердился. Назначили дату операции. Вечером больная позвонила подруге: Людмила была старше на несколько лет и ходила в храм не по праздникам, а регулярно. На следующий день они обе стояли в маленьком храме под Питером, где служил духовник Людмилы. Там Елену Игоревну пособоровали, причастили и благословили на операцию.

– Молись, – напутствовал её старенький отец Николай, – молись всем святым и Господу, чтобы тебя помиловали.

Перед госпитализацией подруги успели заехать к Ксении Петербургской, Иоанну Кронштадтскому и на подворье Оптиной пустыни. Спустя недолгое время Елена Игоревна лежала на операционном столе. Запястье она обмотала цепочкой с маленьким крестиком.

Операция прошла, как по учебнику. Уже через две недели больная вышла на работу, ещё через неделю улетела в командировку в Рим. Доктора с укором качали головами, но оперированная чувствовала себя энергичной и бодрой. Сданные анализы показали отсутствие в организме злокачественных клеток. «Можно ведь обойтись без химиотерапии?» – настаивала беспокойная пациентка, и врачи согласились – похоже, можно. На всякий случай образцы тканей отправили в клиники Германии и Австрии; западные врачи рекомендовали пройти курс радиотерапии. Но Елена Игоревна лечиться не любила и от всякой терапии отказалась. Она не ошиблась: спустя год доктора констатировали стойкую ремиссию.

Некогда редкая захожанка, теперь она стала полноценной православной христианкой

Через какое-то время жизнь деловой и очень успешной женщины начала меняться – постепенно, но неуклонно. Она всё чаще ходила в храм, исповедовалась и причащалась; вскоре встретила и священника, который стал её духовником. Некогда редкая захожанка, теперь она стала полноценной православной христианкой. Это не было связано с операцией напрямую, но её успешный исход дал Елене Игоревне дополнительное время. Время, достаточное для пересмотра шкалы ценностей.

– Понимаешь, – говорила Елена Игоревна, – если бы Господь не привёл меня тогда в поликлинику, если бы не задержал пациента, который был записан, я бы узнала о том, что у меня рак, в последний момент. И умерла бы, конечно. И что было бы со мной на том свете?.. Я о заповедях тогда не задумывалась, жила, что называется, на всю катушку. Господь говорит: «В чём застану, в том и судить буду» – ну, и суд ждал бы меня тогда! А Он – пожалел, исцелил, вразумил. «Ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим. 2, 3–4). Удивительно, когда твоя жизнь – наглядная иллюстрация библейского учения!


Анна Берсенева-Шанкевич

Стих из Евангелие

"Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее"
(Мк. 8:34-35)
.

Календарь