Размышления о встрече Христа и богатого юноши



Рассказ о богатом юноше (ср. Мф. 19, 16–29; Мк. 10, 17–30; Лк.18, 18–27) – точнее было бы назвать юношу «вопрошающим», поскольку евангелисты рисуют его образ по-разному, – один из самых загадочных в Евангелии.

Загадочен он потому, что личность этого человека и мотив его вопроса, обращенного к Спасителю, оставляет поле для интерпретаций. Потому, что ответ Господа поверг в трепет учеников и, если быть честными, – не совсем понятен и большинству из нас, «учеников» XXI века, ибо не прожит нами во всей полноте. И еще – потому, что дальнейшая судьба «юноши», его последующее самоопределение по отношению ко Христу – неизвестны. Ведь с другими евангельскими персонажами все проще: есть апостолы – есть Иуда – есть фарисеи и Пилат – есть более широкий круг «учеников», из них некоторые в определенный момент отошли от Иисуса и уже не ходили с Ним (Ин. 6, 66) – есть обратившиеся впоследствии «братья» Его – есть толпа, которая сегодня кричит «Осанна», а завтра: «Распни Его».

А человек, задавший Христу самый главный вопрос в жизни, получил ответ – и теперь не знает, что с ним делать…

Остался ли он на всю жизнь в этой нерешительности? Или запоздало последовал совету и пошел искать Того, Кто сказал: раздай все и следуй за Мной? Нашел ли он Его? Увидел ли при жизни, или через годы влился в христианскую общину, обливаясь слезами раскаяния и тоски по Тому, Кого больше никогда не узнает по плоти (2 Кор. 5, 16)?

Ответ на эти вопросы – есть. Но узнает его каждый индивидуально, в сокровенной тайне, и передать этот ответ другому невозможно. Я узнаю его тогда, когда пойму: «юноша» – это я, и ответ зависит от того, что я сам сделаю с обращенными ко мне словами моего Бога.

Последуем же туда, где Христос разговаривает с вопрошающим…


Вместе с евангелистом Марком…



Христос и богатый юноша

…Пылкий юноша падает на колени перед Иисусом, когда Тот уже собирается уходить (ср. Мк. 10, 17). Юноша знает, что сейчас услышит самое главное в своей жизни и что второго шанса не будет. Годами смутный, но мучительный вопрос бродил в его душе, а теперь, при виде Учителя, он вдруг вспыхивает с невероятной остротой и силой. И юноша понимает: он всю жизнь сам себя обманывал. Это неправда, что он не знает, чего ему недостает (ср. Мк. 10, 21). Но он боится услышать это от Другого. Пока Его голос звучал лишь в глубоком сердце, в совести – можно было спрятаться, как некогда Адам в раю (ср. Быт. 3, 10). Но теперь... Услышать – нестерпимо, а промолчать, чтобы не слышать – более невозможно…

И юноша выпаливает: Учитель благий! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Это обращение – «Учитель благий!» – взывает о милости. «Смилуйся надо мной, Господи, не давай ответа, который я уже знаю; или Сам сделай что-то с моим страхом, с моей нерешительностью; ‟помоги моему недоверию”» (ведь страх – это недоверие).

Но Учителя не обманешь, вернее, Он Сам не станет обманывать.

– Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. – Моя благость не сможет избавить тебя от необходимости сделать выбор; это то, что Богу невозможно, – ибо Он этого и не хочет, – а возможно только человеку (ср. Мк. 10, 27).

– Но помоги мне хоть чем-то! Дай рецепт! Скажи Сам мое «да» вместо меня! Дай мне заповеди, правила, за которые я смогу уцепиться!..

– Хорошо, раз ты хочешь рецептов, Я скажу то, что ты и так знаешь наизусть. Ты ведь сам знаешь заповеди: «не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать. Так делай – и будешь вполне приличным, хорошим, уважаемым всеми человеком.

– Но Учитель! Все это я и так сохранил от юности моей.

Юноша не хочет быть приличным, он не хочет быть респектабельным, хотя, вероятно, именно таким его учили быть благопочтенные родители (для чего же еще они вкалывали целыми сутками, собирая сыну наследство?). В молодости хочется предельной правды, истины без компромиссов – «жить не по лжи». А любовь к истине – то, что не может не привлечь Иисуса. Его взгляд ищет в толпе – человека. Который готов отправиться на поиск и пойти в нем до конца, который готов жить, а не хоронить своих мертвецов (Мф. 8, 22).
Иисус взглянул на юношу. Встретился с ним взглядом. Проник в его сердечную глубину. И полюбил (Мк. 10, 21).

Иисус любит всегда, но когда Его любовь встречается с чьим-то ответным взглядом, жаждущим любви, то Любовь эта вспыхивает в сердце самого человека. И начинает жечь его (ср. Иер. 20, 9) – до тех пор, пока человек не даст простор ей, пока не перестанет «удерживать».

– Одного тебе не достает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест.

«Одного тебе недостает для того, чтобы Жизнь воссияла в тебе, и чтобы заповеди, о которых ты думаешь, что исчерпал их, ты исполнил действительно: все, что ты считал своим – отдай другим. Деньги, интересы, таланты, мысли и заботы».

Иисус не говорит: отдай, и останешься ни с чем. Он говорит: отдай, и перестанешь за это цепляться. А сокровище не уйдет от тебя. Оно будет ждать тебя на небесах, если здесь, на земле, ты выберешь крест. Если полюбишь Меня настолько, чтобы идти, «куда бы Я ни пошел» (ср. Мф. 8, 19; Откр. 14, 4), то увидишь, что небеса с их сокровищами находятся в твоем сердце[1]. Ведь небесные сокровища – это Моя любовь, и она наполняет сердце каждого, кто пошел за Мной. Кто согласился быть со Мной на Моей Голгофе – тот увидит Воскресение своей души.

Он же, смутившись от сего слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение.

Возможно, читатель с облегчением вздыхает: слава Богу, это ведь не я отошел, а он; слава Тебе, Господи, что я не такой, как этот юноша, ведь я хожу в храм, причащаюсь, молюсь Тебе.

Нет. Посмотрев вокруг, Иисус не увидел ни одного человека, готового сделать то, о чем Он просил богатого юношу, и говорит ученикам своим: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!

Это контрольный выстрел. И ученики сражены. Они ужаснулись от слов Его, потому что вдруг осознали, что зов Христа обращен к каждому из них с такой же радикальностью, как и к юноше. Как тяжела любовь Твоя, Господи. «Спаси меня, но только не сейчас!» (Августин Блаженный). Дай мне еще пожить с моим богатством.

Но – до ревности любит Дух, живущий в нас (Иак. 4, 5), «не отступит от тебя, пока не сокрушит или кости твои, или сердце твое» («Пастырь» Ерма). Иисус снова и снова обращает к тем, кто согласились быть Его учениками, свой зов:

– Дети, поймите, что только узким путем можно войти в Царство. Посмотрите на змей – они сбрасывают кожи, когда те становятся слишком заскорузлыми; а «мы меняем души, не тела» (Гумилев), – душа должна обновиться, яко орля, стать юной, сильной и прекрасной, как юноша, но для этого надо сбросить приросшую к ней кожаную ризу греха, малодушия, привязанности к своему «я» – главному сокровищу. Как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие!

До этого момента сами апостолы не осознавали, чего потребует от них ученичество в школе Христа. И теперь чрезвычайно изумлялись и говорили между собою: кто же может спастись? (Мк. 10, 26)

Иисус, опять воззрев на них, – словно желая сказать взглядом больше, чем словами, – говорит: человекам это невозможно, но не Богу, ибо все возможно Богу.

Попробуйте исполнить заповеди – и вы увидите, что это невозможно

Вот самое радикальное из когда-либо сказанного Христом. Попробуйте исполнить заповеди – и вы увидите, что это вам невозможно. Когда дошел до этой точки, крепись: избавление близко, но придет, когда не ожидаешь. А каким оно будет – увидишь сам, когда поймешь, что стоит за словами: все возможно Богу.

Сейчас ты только читаешь о том, как это произошло с кем-то другим. С апостолами, со святыми. Потому что ты еще не раздал, что имеешь, и не пошел в землю, которую Я укажу тебе (Быт. 12, 1), без всяких карт, планов и гарантий. Ты сошел с дистанции там же, где богатый юноша.

Но Бог поистине может «сдвинуть тот камень», каким является твое сердце, камень с двери гроба, и вывести оттуда твою душу от смерти в жизнь (Ин. 5, 24).

Вместе с евангелистом Матфеем…

…Некто из толпы подходит к Иисусу. Возможно, он уже долго стоял в этой многоликой толпе окружавших Иисуса людей, слушая рассказы, притчи, назидания Учителя, порой сказанные с улыбкой и добрым юмором. От этого Ребе из Назарета исходит нечто притягательное, что, вместе с чудесами, привлекает к Нему такое множество народа. Как хорошо слушать Его, купаться в волнах этого мужественного и вместе нежного голоса…
Но человек хочет большего. Он хочет войти во взаимоотношения с Иисусом. Он ждет: Учитель скажет что-то лично ему – нечто такое, что спасет от грызущей сердце тоски…

– Учитель благий! Я вижу, что Ты добр, благ; в тебе живет какая-то жизнь, которой нет во мне… А я – что доброго могу сделать я, чтобы иметь эту жизнь вечную?

Иисус отвечает – как будто отстраненно, словно пожимая плечами:

– Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Хочешь войти в жизнь вечную – соблюди заповеди.

Человек настороженно ждет. Неужели те самые, и так всем понятные, заповеди Моисея? Какие?

Следует стандартный ответ. Ничего нового. «Не убивай», «не прелюбодействуй», «не кради», «не лжесвидетельствуй», «почитай отца и мать»… Возможно, человек не слышал раньше проповеди Иисуса и не знает, что в эти простые, «общечеловеческие» заповеди Он вкладывает один маленький секрет: речь идет о сердце человека, а не только о его поведении. Если бы некто это знал, то, возможно, ужаснулся бы от сути всех заповедей: люби ближнего твоего, как самого себя. Относись к потребностям, проблемам, к телу и душе другого человека, как к своим собственным потребностям, душе и телу. Понимай он это, человек, возможно, не ответил бы с такой уверенностью – или поспешностью:

– Все это сохранил я от юности моей. Чего еще не достает мне?

Только здесь этот «некто» оказывается юношей (ср. Мф. 19, 20) – обретает свое лицо для евангелиста. Видимо, потому, что на него обратили теперь особое внимание и окружавшие люди, и Сам Иисус (взглянув на него, полюбил его). Юноша исповедал и свою относительную праведность, и стремление к той, совсем иной правде и праведности, которой, как он чувствовал, мучительно нет в его душе. Мы знаем теперь, что это праведность Иисуса, Человека, исполнившего Закон и Пророков (ср. Мф. 5, 17). Знаем – теоретически – что и сами призваны к стяжанию этой праведности, и что для этого нужно облечься во Христа (ср. Гал. 3, 27). Но слишком часто это оказывается лишь красивыми словами…

А у Христа есть ответ для каждого. Но получить этот ответ можно, лишь решившись спрашивать. Гораздо легче держаться на почтительном расстоянии от Иисуса, идти в толпе, «не высовываясь». Тогда и ответственность меньше. Как только обратился к Нему с вопросом напрямую – жди, что Он скажет: «возьми крест свой»… Здесь воистину каждый понесет свое бремя (Гал. 6, 5). Путь – один: это Он Сам; но освоение Пути конкретной личностью – процесс уникальный и неповторимый…

Если хочешь быть совершенным…

Совершенства хотят не все. Юноша – хотел. Совершенство – это не «соблюдение заповедей»; это отношения с Господом, в которых Он делится с тобой всем, что имеет Сам. Человек, в свою меру, проживает жизнь Иисуса; охристовляется; входит в Его страдания, чтобы достигнуть вместе с Ним и воскресения (ср. Флп. 3, 10–11) и так познать Его в полноте. Совершенство – это полнота любви.

Даже среди апостолов не все в равной мере любили Учителя. Только Петр ступил на воду (ср. Мф. 14, 28), а впоследствии бросился с корабля нагим, чтобы приплыть к Иисусу (ср. Ин. 21, 7); только Иоанн возлежал на груди Иисуса (ср. Ин. 13, 23). Только трое сподобились видеть Свет Преображения.

Есть такое уникальное «только», что только ты можешь сделать для Иисуса. И, сделав, стать поистине собой. И вот Иисус взывает к этому единственному, к этому огоньку в душе юноши:

–​ Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим… и приходи и следуй за Мною.

Нужно обнищать, поняв: все доброе, что у тебя есть – имения, таланты, качества характера – не твое

Не просто «раздай», но раздай, чтобы следовать; ибо следовать за Тем, Кто не имеет, где приклонить голову (ср. Мф. 8, 20), с богатством за плечами невозможно. Нужно обнищать, чтобы понять жизнь Нищего; обнищать, поняв: все доброе, что у тебя есть – имения, таланты, качества характера – не твое. Многое из этого скарба, быть может, только кажется добрым, а внутри полно… всякой нечистоты (Мф. 23, 27); вся наша праведность – как запачканная одежда (ср. Ис. 64, 6).

…Юноша отходит, а ученики ужасаются. Возможно, только теперь они понимают, насколько требовательна любовь Христа к тем, кто согласился быть Его друзьями…

Легче слушать Его. Легче исцеляться у Него. Легче спорить с Ним. Легче испытывать на себе Его любовь. Легче…

И Он, снова посмотрев на них, пронзая взглядом всю их человеческую немощь, обескураженность и страх, говорит: Человекам это невозможно, но не Богу… Они поймут это позже, в день, когда облекутся силой свыше (Лк. 24, 49). Но даже Дух Святой «не в силах» (ибо нет на то Его благоволения) совершить за человека единственное, что предоставлено человеческим силам: сделать шаг в пропасть. Прыгнуть через бездну. А Бог – Он подхватывает того, кто решился лететь…

Вместе с евангелистом Лукой…

…Учитель окружен веселой толпой детей. Дородные мамочки с радостными лицами приносят по трое-пять-десять своих отпрысков, чтобы Иисус положил Свою руку на каждого из них (ср. Лк. 18, 15). И даже слегка насупившиеся, исполненные чувством своей важности (от близости к Учителю) апостолы ничего не могут поделать с этим гомоном, щебетом, жужжанием, криками…
В этот момент к Иисусу подходит некто из начальствующих. Идет осторожно, стараясь ничем не выдать свою неуверенность. Этот человек привык, что ему подчиняются, привык «владеть ситуацией». Но сейчас он подходит к Тому, кто, как он слышал, способен разоружить своими острыми ответами даже самого хитроумного книжника…

В нем происходит внутренняя борьба между чувством собственной значимости, за которую он цепляется, и жаждой истины… Ведь для того, чтобы услышать настоящий, подлинный ответ – нужно отрешиться от себя, «возненавидеть душу свою»…

Учитель благий! Что мне сделать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Человек спрашивает – что делать ему лично, а Иисус как будто отвечает вообще:

– Знаешь заповеди…

И перечисляет эти заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца и мать – да, необходимые, данные Богом, но не дающие сами по себе той вечной жизни, о которой спрашивает начальствующий…

Он чувствует это. И отвечает Учителю честно: эти социальные нормы он соблюл. Если бы их соблюдения было достаточно, Сам Иисус был бы не нужен…

Иисус слышит, что человек готов и хочет идти дальше. Что он жаждет большего.

Услышав это, Иисус сказал ему: еще только одного не достает тебе. Самого последнего шага – но пропасть пролегает между ним и теми заповедями, которых достаточно соблюсти, чтобы быть уважаемым человеком… Все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах. И приходи, следуй за мною.

Не каждому Христос говорил подобное. Наоборот, порой отговаривал тех, кто воспламенялся мгновенным энтузиазмом: лисицы имеют норы, и птицы небесные гнезда, а Сын Человеческий не знает, где приклонить голову (Мф. 8, 20). Готов ли ты к такой жизни? – словно бы спрашивал Спаситель.

Но в этом человеке, готовом поступиться своим начальственным положением, Иисус увидел нечто, чему необходимо было бросить вызов. Тот, что уже никогда не оставит в покое.

Человек опечалился, потому что был очень богат. И евангелист больше ничего не говорит о нем – даже не упоминает, что он отошел от Иисуса. Быть может, продолжал следовать за Ним, так и не взяв своего креста (ср. Мф. 10, 38), но и не в силах отойти от сияния этой Личности?

А внимание читателя переносится к Иисусу и к другим людям, которых крайне взволновал этот диалог.

Как это уже не раз бывало, Господь словно нарочно обостряет ситуацию, делая Свой призыв поистине радикальным. И до вопроса начальствующего Он прекрасно знал, что удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому войти в Царствие Божие. Теперь же Спаситель «использует» Свой разговор с начальствующим для того, чтобы открыть важную истину другим – тем, кто уже последовали за Ним, оставив все.

Неправедным богатством может стать что угодно, что мешает идти за Христом

Вдруг им становится ясно, что богат не только богатый материально, и неправедным богатством может стать что угодно, что мешает идти за Христом. Каждый смотрит в свою душу и ужасается, видя, как тесны врата и узок путь в вечную жизнь, и как от многого придется отказаться…

Христос знает это. И утешает Своих учеников: невозможное человекам возможно Богу, нет никого, кто бы оставил дом, или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Божия, и не получил бы гораздо больше уже здесь, на земле, тем более в будущем веке…

Но сразу вслед за этим Господь открывает, что случится очень скоро с Ним Самим: предательство, пытки и смерть (ср. Лк.18, 31–33). Апостолы еще не знают, что все это ожидает в далеком будущем и их тоже. Их сознание не вмещает и страшной правды слов Христа, отказывается принять разлуку с Учителем. Они – еще по эту сторону Креста.

***

Всякий из нас хочет радости и любит эту радость на лицах святых. Но мы забываем, что она стала плодом их крестного страдания. Прежде, чем царствовать со Христом, обретя в своем сердце жемчужину непреложного Царства, – нужно с Ним пострадать. Отдать то, что ты имел (или казалось, что имел), с чем себя отождествлял. «Возненавидеть» самую душу свою (ср. Лк. 14, 26). И вот на это не решается так понятный нам богатый юноша…

Каждому из нас есть что оставить, идя за Спасителем

Каждому из нас есть что оставить, идя за Спасителем. Кому-то, быть может, придется поделиться с другими своим материальным благосостоянием, кому-то – поступиться своим комфортом, временем, убеждениями, прежними ценностями… И абсолютно всем придется расставаться с грехом, а значит – со всей своей искаженной, ветхой природой, которую Библия называет «плотью», «ветхим человеком». Это так же трудно, как сбрасывать кожу.

Все те, кто захотел последовать за Христом, призваны к таинственному изменению, иными словами – преображению всего своего существа. Божественная жизнь на пороге. Руки Христа протянуты к нам. «Покайтесь, Царство Божие близко». Тысячи, мириады людей в течение двух тысячелетий уже проделали этот покаянный путь и достигли его вершины – приобщения к Божественной жизни.

Судьба целого мира решается внутри сердца каждого человека

А богатый юноша – моя душа – стоит на пороге. Любовь, Слово, Лик Христа, увиденный на жизненных путях проблеск Царства Небесного – влечет ее, но вот так сразу отдать все, пойти на поиски, быть может – в «пустыню» сердца, как Антоний Великий, чтобы там «отдать кровь» и «принять Дух»? Вложит ли душа свою руку в крепкую руку Христа, даст ли Ему возможность бороться за нее и победить, сделает ли невозможное возможным? «Спасший одного человека спас весь мир» – гласит девиз аллеи «праведников мира» в Иерусалиме. Значит, судьба целого мира решается внутри сердца каждого человека. Ведь победа Жизни над смертью в одной душе немедленно отражается на ее ближних, дальних и на судьбах всей вселенной. Как расходящиеся круги на воде от брошенного камня.

…У всех святых есть какое-то общее человеческое качество, поражающее воображение сразу, как только знакомишься с жизнью каждого из них. Потому что именно им святые больше всего отличаются от нас, от меня. Именно с него начинается и им сопровождается, более того, им обусловлен их подвиг. Я долго пытался сформулировать для себя, что же это за качество. Мужество? Терпение? Смирение? Да, конечно, и это было верно, но – словно не «в десятку», не этих слов искала душа. Любовь? Да. Но любовь Христова, живущая в человеке, – не плод его человеческих усилий, а дар Духа. Что же готовит к этому дару? Делает его возможным? Расширяет сердце так, что оно становится способным вместить Самого Бога?

И я понял – безоглядность. Вот эта способность не озираться назад, не рассчитывать свои силы, не думать о цене, не беречь себя, не осторожничать, а бросаться к Иисусу, идущему по воде (ср. Мф. 14, 29) – и даже не замечать, как вдруг ты и сам начинаешь бежать по волнам. Не подпускать к себе страх или мысли о производимом впечатлении. Смотреть только на Иисуса.

Такова история святых. А встреча Христа с юношей – это уже история каждого из нас. Возможно, больше, чем все остальные евангельские повествования. Ведь эта история еще не окончена…

Георгий Великанов

[1] Ср. слова прп. Исаака Сирина: «Постарайся войти во внутреннюю клеть твою – и узришь клеть небесную» («Отечник» свт. Игнатия Брянчанинова).
От редакции


Стих из Евангелие

"Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее"
(Мк. 8:34-35)
.

Календарь