Марина в конце 1980-х окончила престижный вуз, вышла замуж. Через несколько лет получила грант на обучение в США. Позже ей предложили работу во Всемирном банке в Вашингтоне. Работа ей нравилась, коллеги ее любили, начальство отмечало целеустремленность, ответственность молодой сотрудницы. Потом родилась дочка Таня. Марине надо было решить: уйти в декрет и потерять обещанное повышение по работе или оставить грудную дочку на няне и заниматься карьерой. Она выбрала второе, о чем сейчас жалеет. Успехи на работе блестящие, а семья распалась, дочка стала чужой. Вот рассказ Марины.

Американским женщинам дети в карьере не помеха, некоторые чуть ли не с работы отправляются на роды, а через несколько недель – снова в строю.

Я тоже решила не отставать от западных современниц, к тому же шанс продвинуться в такой престижной организации бывает раз в жизни.

Мы с мужем «выписали» няню из России (банк не только частично оплачивает услуги няни, но и берет на себя оформление визы).

Дочка родилась слабенькой, болезненной. На большинство молочных смесей у нее была аллергия. Местная педиатр уговаривала меня: «У ребенка слабый иммунитет, анемия, недобор в весе. В идеале кормить грудью до года, но даже если сможете полгода, три месяца – уже будет польза дочке. Это сейчас самое главное богатство, которое можете дать младенцу». Но я была непреклонна, думала: тысячи детей выросли на искусственных смесях и ничего – здоровые, умные. Наверное, была ослеплена предстоящими достижениями на работе.

Мама по телефону (тогда не было еще WhatsApp или скайпа) звала нас немного пожить с Танюшей в деревне. Говорила, что свежий воздух, кашки на козьем молоке, пюре из овощей с грядки, домашние компоты помогут окрепнуть девочке. Я слушала вполуха: какая деревня, когда на работе конкуренция, столько желающих занять мое место! Особенно скептически относилась к родительским словам о том, что главная моя работа быть мамой, а все остальное приложится. У меня свое мнение было: работа убежать может, а ребенок – вырастет и еще гордиться будет успешной мамой.

У меня свое мнение было: работа убежать может, а ребенок – вырастет и гордиться будет успешной мамой

Через несколько лет была командировка в африканскую страну. Учитывая состояние здоровья дочки, решила отправить ее к бабушке – моей маме. Муж просил отказаться от поездки, чтобы не расставаться с ребенком, но я не могла удержаться: поработать в странах третьего мира было полезно для карьеры. Считалось, что сотрудник, пройдя через трудности, заслуживает повышение.

На этом этапе я потеряла мужа. Он и до этого не мог спокойно относиться к тому, что я дочку вижу только по выходным. В будни ухожу на работу – она еще спит, возвращаюсь – девочка уже спит. Муж приводил разумные доводы: от дочки пахнет духами чужой женщины – няни (грустная американская шутка), свои «достижения» – одевать, причесывать кукол – Таня показывает в первую очередь няне, к ней бежит за лаской и добрым словом. Я же сыпала контрдоводами:

– Ты хочешь, чтобы я весь день борщ варила, в окошко смотрела, в догонялки и мячик играла с Танюшей? Для этого совсем необязательно было в вузе учиться…

Через полгода в Африке муж собрал вещи и уехал в Россию.

– Сердце не на месте без дочки, – сказал он на прощание.

Насчет своей работы он никогда не волновался: сильный IT-специалист без дела не останется.

Мама пыталась достучаться до меня. Повторяла и повторяла:

– Помнишь, ты в детстве любила играть в дочки-матери? У тебя была детская посуда, ты готовила обеды и кормила своих кукол, говорила, что, когда вырастешь, у тебя будет много детей. Куда всё это делось? Опомнись! Пожалеешь, когда дочка от тебя совсем отдалится. Уже осталась без мужа, подумай о ребенке.

Мне же казалось, что я всё успею. Ничего страшного, что не смогла из-за важной конференции приехать на первую школьную линейку. На фотографиях 1 сентября Таня была самой красивой и самой грустной. По скайпу с дочкой и родственниками «отмечала» выпускной вечер после 4-го класса. Остальные важные и не очень важные события в жизни Тани прошли мимо меня.

Успокаивала себя: еще немного «подрасту» в своем отделе, еще в несколько командировок слетаю – и вернусь к Тане, буду на родительские собрания ходить, помогать уроки делать. За дочку не волновалась, потому что доверяла родителям и мужу. Наверное, самое страшное, что в тот момент я не считала себя плохой мамой: Таня с бабушками купались в морях на самых известных курортах, перепробовали национальные блюда во многих странах, дочка училась в частной школе, я оплачивала необходимых репетиторов, не жалела денег на спортивные секции и кружки. Я пыталась вместо любви и заботы дать дочке дорогие пеналы со стразами, телефоны, ноутбуки и так далее.

Были звоночки, что я не права, что мы с Таней становимся чужими. На отдыхе на Мальте дочка говорила, что на даче в деревне с бабушкой и дедушкой ей больше нравится:

– Мама, там так здорово! Ты можешь 50 банок огурцов закатать, как бабушка? А в лесу утром грибов полную корзину собрать, а вечером пожарить с картошкой молодой? С местными ребятами подружилась, они меня ждут целый год, когда каникулы начнутся…

Не задумалась я, когда прочитала сочинение на тему «Моя семья» по французскому языку (моя мама прислала мне на почту). Я только обиделась на Таню. В работе было написано: «Моя семья – это папа, бабушки, дедушки, старый пес мопс». Обо мне было сказано где-то между делом. Не это задело, а кольнуло то, что попугай жако, которого я привезла в подарок из африканской страны, не был вообще включен в состав семьи. А мопс, у которого на одном глазу бельмо, – Таня взяла его из жалости, потому что все отказывались от бедняги, – член семьи.

Когда я была переведена в Швейцарию, решила Таню забрать к себе. Хотела забрать не потому, что одумалась: моя дочка должна быть рядом со мной, – а потому, что ее второй иностранный язык в школе французский и это была бы хорошая языковая практика. Но Таня отказалась.

Не задумалась и когда Таня, столкнувшись с первым предательством (лучшая подруга ее подставила), советовалась с бабушкой, а не со мной.

К сожалению, от этих и других звоночков я отмахивалась.

Мама, мне так тебя не хватало! Так хотелось просто прижаться, взять тебя и папу за руки и вместе идти

Так годы и пролетели: сейчас я на пенсии, моей Танюшке – 25 лет. У нас с ней хорошие отношения, но это отношения двух знакомых женщин, а не мамы и дочки. Бывший муж, мои и его родители воспитали Таню доброй, отзывчивой. Они привили ей любовь к вере, к Православию. Наверное, поэтому дочка не злопамятна, не мстит мне, не гонит меня. Как-то она мне сказала:

– Я тебя любую люблю, но мне так в детстве тебя не хватало, так хотелось просто прижаться, взять тебя и папу за руки и вместе идти.

Знаю о дочке из писем, фотографий. Лично разговаривали мы с ней только на отдыхе или во время моих коротких приездов в Россию. Но это были дежурные разговоры: как дела? как учишься?.. Получается, что о родном ребенке знаю столько же, сколько о какой-нибудь соседке. Мне больно и грустно от этого. Я раскаиваюсь, что практически бросила Таню ради карьеры, своими руками разрушила семью.

Меня поддерживают вера в Бога, воскресные службы. Молю о милости Божией, чтобы Господь послал внуков, чтобы я была нужной и полезной для них.

Александра Грипас

Стих из Евангелие

"Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее"
(Мк. 8:34-35)
.

Календарь