В Неделю всех святых Церковь выбирает особый евангельский текст, который связан с жизнью всех святых. Посмотрим немного, как живут все святые. (Кто-то спрашивал меня, а где этот святой по имени «Все»…)

Итак, всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцом Моим Небесным (Мф. 10: 32–33).

А мне это не нравится, я бы хотел отречься от Него, но только чтобы Он меня исповедовал! Не так ли мы поступаем сегодня во всех своих отношениях? Мы готовы отречься от другого, но только он должен нас исповедовать! А если перестанет нас исповедовать, мы думаем: «Ну вот, я был прав, когда оставил тебя!» Но мы в любом случае оставляем для себя открытой дверь, и чтобы она за нами никогда не закрывалась. У нас клаустрофобия в отношениях с людьми и в отношении с Богом.

Мы говорим, что хотим иметь связь с Богом, но только чтобы Он не делал, как мы, того, что Ему захочется!

– Неужели я стану делать то, что говорит Бог? – так заявляют американские протестанты.

Было бы очень хорошо, чтобы было взаимодействие (interaction), социальное взаимодействие, как говорят социологи. И некоторые богословы тоже говорят так. Но только это по сути не взаимодействие, а взаимопассивность, взаимоглупость, то есть сегодня мы совершаем глупости. А почему бы и нам немного не сделать того, что делают святые?

В Англии у меня был один приятель-пятидесятник, который менял девушек как перчатки, но, несмотря на это, был full пятидесятником.

– Вот это да! – сказал я ему. – Но ты же пятидесятник! А как же Святой Дух, о Котором ты говоришь? А как Писание?

Он ответил мне:

– Ой, просто беда с вами, православными! Святой Дух – это Святой Дух, а я – это я! И я должен прожить свою жизнь!

Понимаете? Это называется «социальным взаимодействием». Чтобы у связи была дверь и ты мог уйти, а для другого чтобы двери не было, чтобы он не смог уйти. Для него она должна быть закрытой.

Бог не входит в эту систему, потому что не нуждается в тебе. А несчастный человек, который стоит перед тобой и которого ты терзаешь, в тебе нуждается. На известное время, самое короткое. Потом и он в тебе нуждаться не будет. Сейчас я говорю об отношениях между людьми и провожу параллель с Богом. Бог в тебе не нуждается, Он свободен, поэтому дверь открыта и для Него. Не только для тебя.

Не отврати лица Твоего от меня (Пс. 101: 3; 142: 7). Бог отворачивает Свое лицо. Отворачивает не потому, что перестает тебя любить, а потому, что ты отвернулся.

    Бог отворачивает Свое лицо не потому, что перестает тебя любить, а потому, что ты отвернулся

И в этом случае Бог предоставляет тебе ту свободу, которой ты ищешь. Но Сам тоже отворачивается, в противном случае Он бы сказал: «Постой, сядь, останься!» – как поется в популярных песенках: «Останься со мной, не уходи, я сделаю всё, что хочешь». А когда ты останешься, я сделаю всё наоборот, но мы говорим эти слова в любом случае.

Бог ни на кого не давит, а диавол давит, чтобы ты хоть капельку сделал что-то, и потом будет дергать тебя, чтобы ты еще раз повторил. Богу говоришь: «Приди!» – а Он не приходит, потому что видит, что ты не готов. И поэтому говорит об исповедании:

– Как Я исповедаю тебя, возлюбленный, как уникального человека, как Мое дитя, так и ты будешь исповедовать Меня как своего Отца.

Почему?

– Потому что Я свободен, Я не нуждаюсь в тебе.

Нам надо очень серьезно отнестись к тому, что мы читаем в Евангелии. Он говорит тебе:

– Смотри, если ты хочешь Меня, Я приду к тебе, но если Меня не хочешь, не приду. Я не буду тебя мучить. Я не могу насильно показывать тебе чудеса, насильно заставлять тебя.

Не правда ли? Вы видите чудеса Христа. Когда у людей нет веры, Он не совершает чудес. Кто-нибудь мог бы сказать: «Да что это такое! Когда у них нет веры, тогда и надо совершать чудеса!» – но тогда чудо было бы магией. Совершаешь магическое чудо и завладеваешь вниманием другого.

Бог этого не хочет, потому что не нуждается ни в чем, Он – вечная кинония[1] между личностями, связь, отношение и общение. Причем связь до того совершенная, что Три Лица оказываются едиными. А мы не можем быть и никогда не станем едиными ни с кем, если только не станем очень святыми и немного не прочувствуем слов «да будут все едино», с которыми умер святой Порфирий. Но это для нас – крестный подвиг. А для Бога – естественное состояние. Он не нуждается ни в чем, поэтому и любит свободно.

Бог в исламе нуждается в свете. Это понимали и древние философы. Когда что-нибудь нуждается в свете, оно не свободно. Почему? А кто его прославит, кто будет его бояться, перед кем покажет свое всемогущество? А у нас это не имеет значения, потому что Бог – вечная кинония.

Мы говорим, что сотворение мира произошло, чтобы благодеяние излилось на тварь, как источник переливается через край и напояет нивы вокруг. Не то чтобы он нуждался в том, чтобы их напоить. Но Бог любит и напояет, это любовь, великая любовь, а не из-за того, что Он нуждается в чем-то. Бог полностью свободен, и мы никогда не перетянем Его на свою сторону силой или обманом. Он испытывает сердца и утробы (ср.: Пс. 7: 10), видит всё, поэтому не все прошения «Господи, помилуй» имеют силу. Одно может иметь силу. И мы всю жизнь готовимся к тому, чтобы его произнести.

Но если во мне есть корысть в каком бы то ни было виде, благодать не обитает во мне. Кто-то становится епископом, патриархом, но, как только заговорит, произносит бессмысленные фразы. Благодать его не принимает, потому что он хочет другого. И ты говоришь: «Увы, дитя мое, он пуст, у него нет благодати». Он епископ, благодать сделала его епископом, или священником, или учителем. Но он не посвятил себя по-настоящему. Бог исповедует меня как Свое дитя, но я не исповедую Его как Отца. Всё, конец. Благодать во мне не обитает. А потом мы ломаем голову: «Ну почему?»

Христиане это говорят:

– Ну почему моя жизнь пустая?

На днях одна душа говорила мне:

– Моя жизнь пуста, а я ведь посвятил себя Богу!

А если бы не посвятил? Но ты себя реально не посвятил, потому что Богу посвящаются не для того, чтобы стать великим миссионером или получить какие-нибудь звания. Всё это может прийти, но Богу надо посвятить себя так, как Он посвящает Себя тебе – даром, эта связь – даром.

Один крупный французский философ говорит, что мы «утратили социологию ближнего». Ближнего не существует. Мы создаем беспричинные связи. Я с другим, потому что мне так нравится!


Священник Николай Людовикос
Перевела с болгарского Станка Косова

Задругата

[1] Кинония (греч. κοινωνία) – связь, сопричастность, общее дело; евхаристическое единство.

Стих из Евангелие

"Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее"
(Мк. 8:34-35)
.

Календарь