Долго думала, стоит ли рассказать свою историю двадцатилетней давности. Оглядываясь назад, просто стыдно… Но матушка Екатерина посоветовала все же это сделать. Может, поможет моя история хоть одному отчаявшемуся во спасении от этой беды человеку.

Приход в женский монастырь у меня был связан с большой бедой. Я пила. Причем, в то время считала это обычным делом. Ведь так живут многие. Работа у меня тяжелая. Придешь домой, надо как-то расслабиться, а тут «достойные» друзья-подружки… По воскресеньям посиделки и вечеринки. Я так и мужа своего пристрастила к спиртному, а он у меня – мусульманин... Мне казалось, что совместная выпивка объединяет: будем мы так вот с ним дома расслабляться, он к друзьям меньше ходить будет. У нас ведь двое детей.

Да, «хороший» был пример и детям! Так вот и жили.

Но как-то неожиданно вдруг навалилась беспросветная тоска и боль: не телесная, а невыносимая… боль души. Ничего не хотелось… Кругом – полная, гнетущая пустота, от которой просто хотелось выть, зарыться головой, и такая непонятная тяжесть, как будто за спиной мешок висит… Никому не пожелаю этих чувств испытать. Впала в тяжелейшую депрессию.

Все чаще прикладывалась к стаканчику, надеясь ее заглушить. Подруги не понимали этого, но советовали - и обращалась к экстрасенсам, бабкам , ходила в секты… Муж водил по врачам, старался порадовать обновками, но меня ничего не радовало, а становилось только все хуже и хуже, все надоело: глупые советы и врачи, и похмелье, и эта боль… И наконец, наступило что-то непередаваемо страшное: стало так тошно, что захотелось… выпрыгнуть из окна. Кто-то сладко нашептывал: «Прыгни, будет хорошо, это состояние уйдет». Открыла окно, и вдруг услышала не грубый, но твердый голос: «Отойди от окна….». Остановилась, прислушалась и вновь: «Отойди от окна…» Подчинилась и ужаснулась, как я могла, ведь у меня дети?

Потом снова выпивка, краткое забытье, та же карусель… и снова боль... Казалось, я была обречена на эту повторяющуюся изо дня в день круговерть. Муж видел мое состояние. Сильно переживал за меня. И, наконец, решился привести в психиатрическую больницу.
Видно, надо было и это пройти, наверное, будет все как-то легче, по-другому, - я ничему бы и не поверила и не изменилась.

В больнице отнеслись хорошо, делали, что могли. Но и врачи опускали руки, потому что без успокоительного я уже просто не могла жить. Но вот вдруг случайно в палату пришла одна женщина. Долго смотрела на меня, а потом вдруг предложила: давай сходим в храм. «Да что я там забыла то?», - думала я.
Как-то, просто походя, в развеселом состоянии забежала ради интереса в Успенский собор, что на Госпитальной площади, увидела там какие-то черные рамки. Лики святых тогда мне не дано было увидеть. Господь их закрыл для меня. «Сколько черных рамок!»,- мелькало в голове! Что тут делать?

Все же в другой раз снова пошла в храм, в тот же самый собор. Заходим: и вдруг вижу… святых, не черные рамки, а лики! Как же я их не увидела раньше? И призадумалась…
Но снова работа, выпивка и та же острая иголка в сердце и стук в голове: надо срочно что-то менять… А как? И вдруг вспомнила лики.

Рядом с домом строился женский монастырь. Пошла туда. Решилась на разговор с батюшкой. Он по-отечески пожалел, так хорошо стало на душе, смотрите, как меня жалеют… Снова выпивка… Видимо Господь, как любящий родитель, не сразу использует более жесткие меры для нерадивых.
Потом снова пошла в монастырь, так там хорошо жалеют. Батюшка велел прийти на исповедь. Пришла… Утренняя исповедальная молитва: «Се чада пришли во врачебницу, так не выйдем из нее неисцеленными»… Строгость и нешуточность Таинства насторожили. В тайне надеялась, что еще до меня исповедь закончится и батюшка уйдет. Прошли почти все исповедники, но почему-то батюшка не торопился…Слышу голос: «Вы будете каяться?»

Ноги сразу сделались ватными. Называю так долго мучавший и уже привычный грех. Батюшка спрашивает: «Вы каетесь?»

Отвечаю: «Каюсь!»

Накрывает епитрахилью: «С этого дня вы не будете пить. Обещаете?»

Молчу!

- Обещаете?

В голове: «Зачем я пришла сюда, какой неприятный батюшка…»

И вдруг говорю: «Обещаю».

По дороге домой не чуяла ног: жалела и жалела, что пошла, зачем обещала.

Но вдруг жар, но прямо перед домом жар прошел, и как нежным прохладным ветром подуло. И вдруг, какая-то легкость непонятная.

Муж встретил словами:

-Ты где была?

Говорю.

-В монастыре. Ты знаешь, я не буду больше пить.

Он улыбнулся, часто это слышал. Мы, говорит, приглашены в гости. Собирайся. Приходим. На столе закуски и выпивка. Я тихо налила себе воды и вроде, поднимаю тост, а пью воду, пришли домой он и говорит: «Я видел как ты не пила». Не поверил, что все у меня с выпивкой закончено.

Но с того дня как раз все и кончилось и по сей день никакого спиртного в рот не беру. Потом снова исповедь, епитимья, мучения с выполнением, и опять поддержка Божья: честно призналась батюшке, что не могу всю епитимью выполнить и получила послабление, была допущена до Причастия… Вот такое было мое начало. Не легок был мой путь, да и сейчас рано говорить, что обрела Господа, но Господь дал мне все, что нужно: веру, что с Божьей помощью все получится.

С тех пор прошло 20 лет. Конечно, в храм монастырский дорогу не забываю, помню и заповедь - день Господу, да и тянет в монастырь - место моего спасения. А там как бы даже воздух другой, лечебный что ли, тишина, цветы, зеленые лужайки которые как бы говорят: будь с Богом, тогда и в твоей душе будет, красота, мир и покой. Часто приду в монастырь в каких то житейских истериках, а выйду – в покое и умиротворении. Поэтому то и хожу почти каждый день. Вот такая моя история.




Стих из Евангелие

"Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее"
(Мк. 8:34-35)
.

Календарь